Фельдъегерская Служба

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фельдъегерская Служба » Волшебный Мир Искусства » Старая добрая классика


Старая добрая классика

Сообщений 31 страница 60 из 106

31

В моей судьбе Ты стала главной

32

33

34

35

36

37

Старая добрая классика

38

Anna Danilova "КАЗАЧЬЯ МОЛИТВА Ойся,ты,ойся,ты меня не бойся... (Казацкая лезгинка)
Плясовая песня горских казаков. Существует в 2-х основных редакциях .НАСТОЯЩАЯ и первая песня ОРИГИНАЛ это "КАЗАЧЬЯ МОЛИТВА " , позже была вторая редакция под "шуточную". Написана предположительно, во время Кавказской войны 1785—1864 годов. На горе стоял казак — он Богу молился. За свободу, за народ низко поклонился. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. А еще просил казак Правды для народа Будет Правда у людей — будет и Свобода. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. За друзей просил казак — чтоб их на чужбине Стороною обошли алчность и гордыня. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. Чтобы жены дождались, и отцы, и дети Тех, кто ищет Правду-Мать да по белу свету. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. Для людей просил казак да благословенья, Чтобы были хлеб да соль во мирных селеньях. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. Чтобы крови не лилось у отчего порога, Чтобы кривде не жилось — он молился Богу. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. А еще просил казак Правды у Бога. Будет Правда на земле — будет и Свобода. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. Ой-ся, ты ой-ся, ты меня не бойся. Я тебя не трону — ты не беспокойся. Так молился тот казак за землю родную, Что б не горе, не слеза ее не коснулись.

39

Старая добрая классика

40

  Старая добрая классика

41

Старая добрая классика

Старая добрая классика

42

Остров Наугльмена

Куда бы нас ни бросила судьбина
И счастие куда б ни повело,
Всё те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.

Старая добрая классика

43

Старая добрая классика

44

Старая добрая классика 

45

46

47

Попурри

48

Сны и сновидения  Но ведь ничего же не было. Правда?


  Старая добрая классика

49

Старая добрая классика

50

Новый символизм и концептуальный символизм в ИЗО

Термином "новый символизм" мы обязаны такому выдающемуся мастеру современного концептуализма, как Виталий Комар (Vitaly Komar), который еще в 2009 году в Нью-Йорке сформулировал первоначальное определение этого течения в изобразительном искусстве. Естественно, что Виталий Комар, будучи прежде всего представителем "соцарта", увидел "граничащий с абсурдом синкретизм государственных символов". Однако, расширяя это представление, он неизбежно должен был выделить особую роль современной интерпретации древних исторических символов, которые когда-то объединяли изобразительное искусство, литературу, письменность.

Старая добрая классика

Рассматривая концептуальный символизм, как явление современной художественной культуры, мы должны отчетливо понимать его противоречивую сущность. С одной стороны, использование определения "символизм" может порождать зачастую неверные ассоциации с символистическими течениями в искусстве, которые во все времена базировались на большем или меньшем использовании аллегории, как развернутого символа. Творчество художников всех времен, от Феофана Грека и Иеронима Босха до Михаила Врубеля и Марка Шагала является, в разной степени "иллюстративным символизмом", выраженным в красках и нравах эпохи и личности. С другой стороны, именно добавление термина "концептуальный", позволяет передать своеобразные особенности этого течения. Но, поскольку искусство чистого концептуализма по Дж Кошуту (Joseph Kosuth) является процессом, а не результатом, законченные объекты концептуального символизма будут  лишь в большей или меньшей степени концептуальны.

Старая добрая классика

Критерием здесь может служить лишь уровень философского обобщения используемых знаков и символов, а дополнительными, хотя и немаловажными признаками будут и отсутствие элементов украшательств, как художественного приема, и необходимость вербального комментария для полноценного художественного восприятия. Являясь безусловным производным концептуализма, концептуальный символизм здесь находит свое выражение в законченном объекта, будь то картина, керамика, мебель.  Но своим существованиемв в мире искусства объект концептуального символизма обязан не своим физическим качествам, а неким трансцедентальным символам, передаваемым посредством этого физического объекта.

Старая добрая классика

В этом плане, восприятие концептуального символизма в ИЗО является неординарной задачей, рассчитанной на подготовленного зрителя с достаточно развитыми ассоциативными связями и соответствующим словарным багажем. Этот факт нам лишний раз доказывают демонстрирующиеся здесь живаписные арт-объекты  художника Евгения Геузина (Evgeny Gegouzin). Более подробно с современным изобразительным искусством концептуального символизмома Вы можете ознакомиться на сайте  www.newlinearte.com

51

Старая добрая классика

52

Николай Николаевич Вентцель

Жил некий педагог.
Не так был зол он, как бульдог,
Но полагал,
Что для развитья мозга
Небесполезна розга,
И посекал...
И что ж? Кого он сёк, —
Стал человек,
Кому ж давал он спуску, —
Попал в кутузку.

Сей басней вразумись, строптивое дитя,
И руку лобызай, карающую тя.

Старая добрая классика

53

Старая добрая классика

54

Старая добрая классика

55

Лувр отреставрирует «Иоанна Крестителя» Леонардо да Винчи

Реставрация произведений Леонардо да Винчи — щекотливая для Лувра тема. Не так давно на него обрушился шквал упреков в связи с результатами восстановления «Святой Анны с Мадонной и младенцем Христом» (1503–1519), поэтому к работе над «Прекрасной Ферроньерой» (1490–1496) пришлось подойти к осторожностью, а к грядущей реставрации «Иоанна Крестителя» (1513–1516) музей относится предельно серьезно.

Старая добрая классика
Леонардо да Винчи. «Иоанн Креститель». Фрагмент. 1513–1516

В вопросах, касающихся реставрации живописных полотен Леонардо, мнения экспертов регулярно разделяются; при этом доподлинно известно лишь приблизительно о полутора десятках его картин, дошедших до наших дней. Реставрация в 2011–2012 годах «Святой Анны с Мадонной и младенцем Христом» вызвала ожесточенные споры: одни специалисты выступали за снятие лакового слоя с большей части поверхности картины, другие настаивали на том, что его счистка должна быть гораздо менее радикальной. По завершении работ бывший руководитель службы реставрации живописи Национальных музеев Франции Сеголен Бержон-Лангль отмечала, что контур лица Мадонны частично утратил четкость (не все специалисты разделили ее мнение).

Старая добрая классика
Леонардо да Винчи. «Святая Анна с Мадонной и младенцем Христом». 1503–1519. До и после реставрации

Бержон-Лангль также выражала обеспокоенность в связи с последовавшей реставрацией «Прекрасной Ферроньеры», завершившейся в 2015 году, однако теперь отзывается о ней как об успешной благодаря тому, что внесенные «изменения оказались умеренными», о чем она рассказала нашим коллегам из французской газеты Le Journal des Arts.

«Осторожность и прагматизм — вот наш основной принцип», — говорит директор отдела живописи Лувра Себастьян Аллар. В конце января «Иоанн Креститель» покинет свое место в Большой галерее неподалеку от зала «Моны Лизы». Хотя в последний раз картину реставрировали в XIX веке, с тех пор она не раз покрывалась дополнительными слоями лака — что не всегда документировалось — «для придания произведению глубины». За это время лаковые слои успели окислиться и приобрести желтые и коричневые оттенки, а между ними накапливалась грязь.

Работа представляет собой поясное изображение улыбающегося святого. Его тело будто светится внутренним светом, в то время как традиционные одежды и крест в руке едва различимы на темном фоне. По словам Аллара, при пристальном изучении можно заметить, что крест-посох святого окружен едва уловимым сиянием, ныне полностью утратившим видимость. «Для того чтобы вернуть картине первоначальную ясность, необходимо истончить лаковый слой», — говорит он.

Руководить реставрацией будет Регина Морьеара совместно с реставрационно-исследовательским центром музеев Франции C2RMF. Бержон-Лангль считает, что это «великолепный выбор», поскольку именно Морьеара провела консервацию «Купания Вирсавии» (1654) Рембрандта, «работая очень тонко, не переусердствовав при очистке и сохранив мягкость картины».

Наблюдать за ходом работ будет международный комитет, в который войдет около десятка экспертов. «Его деятельность будет носить чисто консультационный характер, и одобрение с его стороны не будет являться необходимым условием», — говорит Аллар, добавляя, что все специалисты по творчеству Леонардо да Винчи получат возможность приходить и лично наблюдать за тем, как продвигается реставрация. Не исключено, что удастся выяснить, почему рука святого выглядит выписанной «довольно грубо»: из-за чрезмерно агрессивной очистки в XVI или XIX веках либо же по воле самого мастера, оставившего недописанным это произведение, считающееся его последней работой.

И чтобы предупредить возможное беспокойство в связи с тем, что Лувр планирует в ближайшие годы провести посвященную Леонардо да Винчи выставку, музей заверяет, что никаких планов по реставрации «Моны Лизы» пока нет.

Марго Бутж, Виктория Стэпли Браун

56

57

Сергей Николаевич Дурылин  — театральный критик русский педагог, богослов, литературовед, религиозный писатель и поэт.

Я привёл этого деятеля отечественный культуры, как человека, который и ввёл меня в мир культуры и творчества. Виртуально конечно. Дело в том, что наш классный руководитель была поклонницей Сергея Николаевича. И наш класс был весь посвящён этому человеку. В классному шкафу была целая библиотека его работ. А всю заднею стену занимал большой стенд, который рассказывал о жизни и творчестве Дурылина. Частенько мы ходили в его дом музей. Там кстати было одно примечательное место - уличный сортир. О, не знаю, редко кому Судьба даёт посетить столь славное место. Дело в том, что внутри сортир был обклеен обоими (ну всё таки творческая интеллигенция). А вот в доме Сергея Николаевича перебывали ну практически все, кто составляет славу советской культуры первой половины 20 века. И уж так повелось, что каждый гость, посещая уборную должен был оставить памятную запись на стенах. И я лично, вот этими самыми руками, которыми сейчас набираю данный текст, трогал надписи оставленные рукой Маяковского, Мандельштама , Эйзенштейна, Николая Черкасова и многих других.  Вот так через низкое я вошёл в высокое.

Старая добрая классика

58

Старая добрая классика 

59

Автор этого стихотворения Николай Николаевич Курилов. Однако, не смотря на славянское имя и фамилию, Николай Николаевич мягко скажем человек не русский.  Он выходец из небольшого восточно сибирского народа Юкагиры.  Малые народы Сибири и Севера практически все имеют двойную систему имён. Русские для паспорта и свои исконно  родовые. Писал свои произведения Николай Курилов под псевдонимом Окат Бэй. Это имя он нашёл находясь в трансе в мире  юкагирских духов. Сами юкагиры народ очень закрытый. Долгое время русские с этим народом могли вступать в отношения только при посредничестве других малых народов эвенков и тунгусов. Живут юкагиры в пойме реки Колымы. Поэтому главный промысел, который приносит большую часть  питания, является ловля рыбы при помощи невода.
Старая добрая классика
Старик -  рыбак Николай Курилов автор стихотворения "Родина". Которое так сильно оказало влияние на душу Данилы Багрова. Кстати, первоначально это стихотворение было написано на   южноюкагирским языке. Есть ещё и северный. Так называемый тундрный. И было переведено на русский одним из питерских популяризаторов поэзии народов Крайнего Севера Михаилом Давидовичем Ясновым (Гурвич) 

Старая добрая классика

60

Старая добрая классика

Я смотрю в темноту, я вижу огни.
Это где-то в степи полыхает пожар.
Я вижу огни, вижу пламя костров.
Это значит, что здесь скрывается зверь.
Я гнался за ним столько лет, столько зим.
Я нашел него здесь в этой степи.
Слышу вой под собой, вижу слезы в глазах.
Это значит, что зверь почувствовал страх.
Я смотрю в темноту, я вижу огни,
Это значит, где-то здесь скрывается зверь.
Он, я знаю, не спит, слишком сильная боль,
Все горит, все кипит, пылает огонь.
Я даже знаю, как болит у зверя в груди,
Он идет, он хрипит, мне знаком этот крик.
Я кружу в темноте, там, где слышится смех,
Это значит, что теперь зверю конец.
Я не буду ждать утра, чтоб не видеть, как он,
Пробудившись ото сна, станет другим.
Я не буду ждать утра, чтоб не тратить больше сил,
Смотри на звезду - она теперь твоя.
Искры тают в ночи, звезды светят в пути,
Я лечу и мне грустно в этой степи.
Он уже крепко спит - слишком сладкая боль,
Не горит, не горит, утихает огонь.
Когда утро взойдет, он с последней звездой
Поднимется в путь, полетит вслед за мной.
Когда утро взошло, успокоилась ночь,
Не грозила ничем, лишь отправилась прочь.
Он еще крепко спал, когда слабая дрожь
Мелькнула в груди, с неба вылился дождь.
Он еще крепко спал, когда утро взошло


Вы здесь » Фельдъегерская Служба » Волшебный Мир Искусства » Старая добрая классика